Это эмоциональная собака виляет хвостома не наоборот – такое примерно утверждение Jonathan Haidt сделалчто вернул мне веру в собственный разумили научную интуицию.

Взялся некоторое время назад я за систематическое изучение психологии – по образованию я гуманитарий – с возрастающим ужасом констатировал, что эта наука рассматривает человека как мыслящую машинукоторая занимается рациональной обработкой входящей информациив незначительной же степени ее занимают вопросы эмоцийинтуитивного мышления или бессознательных процессовКак человек от природы самокритичныйя начал испытывать серьезные возражения не столько в отношении уважаемых психологов, сколько именно моих убеждений. Книгикоторые я читалне всегдаправдаказалось, имели дело с новыми исследованиями, но сам факт, что переломная статья Роберта Zajonca «Чувства и мыслиПредпочтения не требуют выводов» (Zajonc1982/1985) вызвала много возражений среди других психологов, она дала мне пищу для размышлений. Автор восстановил в ней к жизни прежнюю мысль Вильгельма Wundta – до без малого сто лет! – о господстве аффекта над разумом. Я нашел этот текст и после его прочтения я обнаружил с удивлениемчто представленные в нем мысли довольно долгое время считались само собой разумеющимся.

Более или менеена время публикации статьи Zajonca датирует возвращение интереса к психологии эмоцийинстинктов и прочим аспектами человеческой психики. Большинство прочитанных мною текстов мне показалисьповеденческими и весьма осторожными (а часто кормили меня догмойчто современная психология является наукой опыта), особенно в сравнении с необычайным размахом и смелостью мысли ФрейдаКакоднако, я быстро понялФрейд в психологическом мире считается врагом науки номер один. Как писал Roy FBaumeister, „когда психология видитчто ученые из других областей по-прежнему используют Фрейдовскую моделью человеческой природыреагируют с печалью и разочарованием” (Baumeister2011с9). Словомчтобы не расстроить, лучше Фрейдовскую моделью не использовать.

Второй (после Zajoncuиз авторовкоторый вернул мне веру в законность собственных убежденийстал именно HaidtВ его последней книге «Правый ум». Почему хороших людей разделяет религия и политикаИмя Фрейда упоминается там только три раза и то, скореена периферииМеньшеоднакоо томоткуда Haidt черпал вдохновение. Более весомым является тот фактчто этот автор смело и без обиняков ставит под сомнение идеюкоторую уже можно смело назвать наивной – как будто человек существо, прежде всегорациональное.

Сопротивлениес которым встречается этот тип мышления – не только среди обычных людейно и ученых – это понятно: функция рационализации, ибо самоуспокоения, убеждение человека в томчторуководствуясь разумом, он может господствовать над своей жизнью. Кто хочет добровольно избавиться от этого чувства?

Книга Haidta лечитправдав основном в моральном пониманиисостоит из трех ветвей, в определенной степени автономных – самая интересная часть, как мне кажется, эта первая, в которой автор убедительно ставит тезис о преобладании автоматических процессов (интуицииэмоцийнад контролируемыми (пониманиемстратегиями).

Чтобы ярко изложить свою теориюHaidt создает метафору наездника (процессы, управлениеразумрациональное познаниеи слона (автоматические процессыэмоцииинтуитивное познание): „Я выбрал слонаа не коняпотому что слоны без сравнения больше – и более умныечем лошади”. Грубо говоряум следует за инстинктом, хотя сам имеет чувство собственной автономии и доминирования – ошибочно считается субъектом собственных действий. „Рассуждения могут тебя вестикуда захочешь”. Всадник, ибо, всегда направлен в ту сторонук которой по каким-то причинам склоняется слон. После чего запускает свой надежный разумный механизмчтобы искать аргументы, подтверждающие правильность этого выбораИ аргументы такие найдутсянезависимо от тогокакой выбор сделан. Это позволяет автору сформулировать эффектную формулу: «Каждыйкто ценит истинудолжен перестать поклоняться разуму».